Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Енисейск
18 июня, пт
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Енисейск
18 июня, пт

\"Король ферзевых этюдов\". К 90-летию \"Енисейской правды\"

20 января 2021
0
Король ферзевых этюдов 

Ежегодно в апреле шахматный сезон в нашем городе заканчивается двухдневным блиц-турниром памяти Юрия Николаевича Дорогова, чье имя носит городской шахматный клуб в Лесосибирске. В 2020 году международному мастеру ФИДЕ по шахматной композиции, члену Союза журналистов СССР Юрию Дорогову исполнилось бы 80 лет, но уже почти 30 лет его с нами нет. Его имя увековечено в двух энциклопедиях: в Шахматном энциклопедическом словаре (1989 г.) и в Енисейском энциклопедическом словаре (1998 г.).




Высокое звание международного мастера ФИДЕ по шахматной композиции Юрию Дорогову было присвоено в Роттердаме (Голландия) на Международном конгрессе по шахматной композиции через несколько месяцев после его смерти, в августе 1991 г., тогда это звание имели всего лишь 17 человек во всём мире



Я не ставлю целью напомнить о его шахматных достижениях, хочется просто рассказать о том, как человеку из глубокой провинции удалось достичь таких высот. Десятилетним ребёнком (он жил в Дудинке) Юра впервые увидел в пионерском лагере шахматы. Увидел и загорелся желанием научиться этому искусству. Что-то он понял, чему-то научился за два лагерных сезона, а когда вернулся домой, выяснилось, что играть в шахматы просто не с кем. Никто в школе, среди близких знакомых в шахматы не играл, не было никакой практической игры. Тогда Юрий начал решать задачи и составлять этюды, ведь для этого партнёр по шахматной доске был не нужен. Когда-то я наивно его спросила: «А что такое шахматный композитор?» И он мне очень понятно объяснил: «Вот есть композиторы, которые пишут музыку, а другие исполняют её. Так и в шахматах: я составляю задачи и этюды, а другие решают их». Родители Юрия Николаевича были приёмными. Его отец погиб на фронте, в три с половиной года его усыновили Николай Фёдорович Дорогов и Анна Ивановна Шапочкина (по крови она ему была родная тётя). Отчество не пришлось менять, родного отца тоже звали Николаем. Анна Ивановна и Николай Фёдорович заметили глубокий интерес сына к шахматам, выписывали ему шахматные журналы, покупали специальные книги, которые потом легли в основу его прекрасной шахматной библиотеки.


Уже в 16 лет он опубликовал свой первый шахматный этюд в газете «Красноярский рабочий» за 1956 год. (Этот этюд, как и другие документы, награды, фотографии и т. д., хранятся в Лесосибирском городском краеведческом музее.) Никогда, ни на один день Юрий Николаевич не расставался с шахматами: в дорогу, в командировку брал миниатюрные магнитные; на работе (он работал заместителем главного редактора газеты «Енисейская правда» и заведующим промышленным отделом редакции «Заря Енисея» в Лесосибирске), дома на его столе всегда была раскрыта шахматная доска с фигурками, а иногда и не одна. Однажды я решила навести на его столе порядок: сгребла все фигурки в шахматную доску, закрыла её, аккуратно всё прибрала. Юра увидел и говорит: «Что ты наделала? Там же был мой этюд расставлен! Теперь мне надо всё заново начинать!» Больше я таких экспериментов не делала; ни я, ни сыновья шахматную доску не трогали. До какой степени он был круглые сутки погружён в шахматную композицию говорят такие факты. Мы с ним оба окончили Енисейский педагогический институт и остались работать в Енисейске. Скоро преподаватели пединститута стали мне жаловаться на то, что при встрече их бывший студент не здоровается. Естественно, я спросила его об этом. В ответ он растерянно сказал: «А я никого не видел». «А о чём же ты думаешь на улице, если никого из знакомых не замечаешь?» И вдруг он говорит: «Я составляю этюды».


Этюды, составленные Юрием Николаевичем, публиковались во всех ведущих шахматных изданиях страны и за рубежом. Он становится участником многих всесоюзных и международных конкурсов по шахматной композиции, двукратным победителем международных конкурсов в Швеции, откуда в кронах ему дважды присылали призы. Ю. Н. Дорогов - автор более сорока этюдов, вошедших в золотой фонд мировой шахматной композиции. Любимой его фигурой при составлении этюдов был ферзь. Такие этюды считаются самыми сложными, вот почему во многих антологиях по шахматной композиции его называли королем ферзевых этюдов. Тогда в Югославии раз в три года выходил сборник ФИДЕ по шахматной композиции, в котором публиковались этюды и задачи шахматистов всего мира, обязательно участвовавших в каких-то значимых международных и других конкурсах и получивших награду. У Юры было три таких сборника, в них опубликованы 9(!) этюдов (они хранятся в музее). В историю международных шахмат вошёл один его этюд, над которым он работал 13 лет! Особенно тёплые отношения у него сложились с редактором главного шахматного польского журнала «Шахы» господином Русинеком. Они переписывались. Однажды редактор попросил для своего журнала для рубрики «В творческой лаборатории» статью о том, как Юрий Николаевич работает над своими этюдами. Статью там опубликовали, выслали авторский экземпляр. Помню, получив журнал, Юра сказал: «Жаль, что не знаю польского языка, насколько точно они перевели мой текст».


В нашем ведущем шахматном журнале «Шахматы в СССР» была рубрика «Поздравляем!», в ней часто поздравляли лесосибирского шахматного композитора с победами на различных конкурсах. 
В жизни это был удивительно скромный человек, практически в Енисейске и Лесосибирске мало знали о том, какого уровня это был шахматный композитор. И я была такой же, о его гениальности поняла только после его смерти, когда для нашего музея Герман Александрович Умнов, председатель Всероссийской комиссии по шахматной композиции, прислал большую, содержательную и тёплую статью (они тоже были хорошо знакомы).


Как-то однажды я снова наивно спросила супруга: «А почему о тебе никогда не напишут в нашей газете?» И услышала: «Нельзя. Неэтично, ведь я работаю в этой газете». Правда, только однажды в местной газете сделали перепечатку из журнала «Шахматы в СССР» под рубрикой «Поздравляем!».
Юру приглашали в качестве судьи на Всероссийский конкурс по шахматной композиции в Брянск. Помню, по правилам такого судейства надо было представить судью. Какую замечательную статью написали о нём в областной газете! По итогам конкурса из Брянска прислали судье Почётную грамоту, памятные значки, открытки, сувениры в подарок. Он мечтал стать международным гроссмейстером по шахматной композиции, и, конечно, он обязательно стал бы им. Ему надо было бы в сборнике ФИДЕ по шахматной композиции опубликовать ещё только 3(!) этюда, после чего ему автоматически было бы присвоено это высокое и почётное звание. Но Юра ушёл из жизни в 50 лет. Однако заслуги его в мировой шахматной композиции очень большие: ни одна антология, ни один сборник по шахматной композиции теперь без его этюдов и задач не обходятся.


Из-за эпидемии в Лесосибирске очередной блиц-турнир памяти Ю. Н. Дорогова перенесён на более позднее время, скорее всего, на осень. Мне хочется пожелать всем участникам городского шахматного клуба больших успехов и такой же преданности шахматам, которую Юра пронёс через всю свою жизнь. Ветеранам клуба Г. Чахлову, А. Банёву, В. Литовке, Л. Колосову, В. Капере и всем остальным огромная благодарность в оформлении клуба, за память о Юре, ведь многие играли с ним и неоднократно. Большое вам всем спасибо.


Зоя ДОРОГОВА
г. Лесосибирск 



Редакция