лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Теперь их души успокоились

  Я обещала сделать этот материал к определенной дате. Не получилось. Может быть, это и к лучшему. Было время подумать, переосмыслить, оценить…

  Звонок
  Мы дружим с Людмилой с детства, правда, созваниваемся редко. Обычное дело. На этот раз из телефонной трубки доносился взволнованный голос моей всегда рассудительной и спокойной подруги. Чувствую, надо встряхнуть. «Соберись, - говорю ей строго, - и давай все по порядку». Помогло… 
  Ох, не зря эта фамилия показалась мне знакомой, когда я читала в нашей газете письмо руководителя школьного музея из села Подгорного Натальи Егорычевой. В нем разыскивали родственников Григория Ивановича Щетникова, до недавнего времени считавшегося пропавшим без вести в ноябре 1941 года. В моей семье фамилия эта звучала довольно часто (родные погибшего жили на нашей улице), да слишком мала я была тогда и не вникала, кто кому брат, сват и т. д. А с годами она и вовсе забылась.
  «Это же мой двоюродный дедушка, родной брат моей бабушки, в девичестве Щетниковой!» - объяснила мне подруга радостным голосом.


  Семейная легенда
  Родился Григорий в 1918 году в селе Подгорном тогда Масленниковского сельсовета. Из многодетной семьи в живых осталось четверо: он и три сестры – Надежда, Мария и Пана. После окончания школы служил Григорий в сельсовете секретарем. Очень уж у него почерк был красивый. Женился Григорий Иванович в 17 лет. В жены взял красивую девушку из Ялани (имени ее, к сожалению, никто из родственников Григория не вспомнил), где молодожены и обосновались. В 1936 году у супругов родился сын Иннокентий. Вот только счастье молодых было недолгим: жена Григория Щетникова умерла от сердечного приступа. Кеше еще не было и года. Малыша забрали к себе и вырастили Иван Митрофанович и Аксинья Степановна, родители Григория. А самого его в 1939 году призвали на службу в армию. Взяли его туда в штаб дивизии писарем. Каллиграфическое мастерство и там пригодилось. 
  «Как в 39-м ушел из дома, так и пропал на 77 лет, - говорит его племянник Владимир Артемьевич Куликов, проживающий сейчас в Усть-Кеми. – Два месяца всего до демобилизации оставалось, да война началась. Были армейские письма - не сохранились. В нашей семье такая легенда передается из поколения в поколение. Дивизия из окружения с боями прорывалась. С дядей Гришей бежал и его земляк из Подгорного (имени и фамилии, к сожалению, не знаю, спросить сейчас уже не у кого). Остановились передохнуть. А сотоварищ и говорит: «Беги, Гриша, один. Вдвоем не убежим. У меня сил больше нет». Так вот, земляк этот попал в плен, выжил, вернулся после войны в родные края и рассказал эту историю моей бабушке Аксинье. А дядя Гриша так и канул. И тут вдруг такое дело: листаю «Енисейскую правду», смотрю – фотография знакомая. Начал читать, точно – дядя мой родной! Ищут родственников. Даже на захоронении побывать удалось, как говорится, в путь последний по-человечески проводить».


  «И лишь тогда закончится война, когда не станет без вести пропавших!»
  Это строки из стихотворения новомосковского поэта, участника поискового отряда «Д.О.Н.» Алексея Дорохина…
Сколько раз я слышала в новостях о найденных поисковиками захоронениях солдат времен Великой Отечественной войны, но душу тронуло это только сейчас, когда непосредственно столкнулась с работой этих отрядов. Пообщавшись с родными Григория Щетникова, поняла, насколько важно это для людей, много лет не знавших о судьбе своего близкого человека. Цепочку поиска продолжили ребята под руководством Натальи Егорычевой. И мы, сотрудники редакции, тоже оказались к этому делу причастными. Как будто замкнулся круг. Конечно, не для всех можно поставить точку, ведь установлены имена далеко не всех красноармейцев. 
Поиск, эксгумация, экспертиза, розыск и связь с родственниками – это еще не вся работа поисковиков. Помимо этого, ребята записывают воспоминания очевидцев тех далеких событий, по крупицам собирают в единое целое автобиографические сведения об установленных героях, поддерживают порядок в местах захоронений. О проделанной работе они рассказывают в своих группах в соцсетях и на сайтах.
  Крупномасштабная поисковая экспедиция под Новомосковском по эксгумации останков бойцов 239-й стрелковой дивизии, защищавшей станцию Узловую, поселок Донской, город Сталиногорск (ныне Новомосковск) в ноябре 1941 года, завершилась в феврале 2018-го. Ребята поискового отряда «Штурм» во главе с командиром Михаилом Булдаковым эксгумировали останки 63 красноармейцев. «Бывают и неудачные поиски, - говорит Михаил. - Что в официальных документах, что в деревенских легендах - везде много недостоверных сведений, а отрабатывать нужно всю поступающую информацию. Зато когда результат положительный, когда поисковая экспедиция заканчивается захоронением, идентификацией, да еще если родственники находятся… Тут просто вихрь чувств: радость, удовлетворение от работы, вера в то, что эта работа необходима, и, конечно, скорбь», - немного помолчав, добавил командир. 


25 поисковых отрядов зарегистрировано на территории Тульской области 

  В подъеме останков солдат 239-й стрелковой дивизии принимали участие бойцы тульских отрядов «Штурм» и «Д.О.Н.», поисковые отряды из Москвы, казаки местных станиц. Были найдены также каски, обувь, части амуниций, ремней и восемь капсул - так называемых медальонов смерти. По расшифрованным запискам идентифицировать удалось лишь пятерых, погибших в бою 27 ноября 1941 года в районе деревни Ново-Яковлевка. Среди них – наш земляк Григорий Щетников. Захоронение состоялось в братской могиле в канун Дня Победы.
Владимир Артемьевич, побывавший на захоронении, вспоминал: «Приняли нас хорошо: встретили, расселили, доставили до места. На церемонии присутствовали родственники всех солдат, чьи данные удалось прочитать. Все было так торжественно, трогательно. Ребятишек было много, молодежи. Удалось немного поговорить с очевидцем тех событий Василием Тимофеевичем Кортуковым, который и показал поисковикам примерное место захоронения.    Он до сих пор живет в 30 километрах от места боев. Ему уже за 90 лет. Когда началась война, Василию Тимофеевичу было 15 лет, а в 43-м его призвали на фронт. Освобождал Брянск, Гомель. Ранен был. После госпиталя воевал в Литве, Латвии, Польше, дошел до Кенигсберга (ныне Калининград). Так вот, он рассказывал: долго лежали наши ребята поверх земли, пока советские войска не пошли в наступление и не заняли эту территорию. О фашистских зверствах над местным населением говорил, о том, как досталось потом немцам от наших. Да так рассказывал, будто это только вчера было. 



  Теперь дядя Гриша в родной земле. Я ведь ему земли енисейской на могилу привез. В шести гробах всех похоронили», - вздохнул Владимир Артемьевич. Разволновался, поднялось давление: «Это ж сколько лет они пролежали в воде, а потом и под мусорными кучами!» «Дядя Вова, война же! Хорошо, что их вообще нашли, что отряды поисковые там работают, что очевидец тех событий там проживает. Теперь мы все знаем. Жаль, конечно, что сестры до дня его возвращения не дожили. Зато он вернулся», - успокаивает его племянница. Смотрю на них и не знаю, что сказать. Правы оба.






  …В моих руках капсула. Она повреждена, может быть, пулей, а может, разорвавшимся снарядом. На теперь уже заламинированном листке почти выцветшие буквы, но все данные можно прочитать. И вдруг я отчетливо слышу, как командир поднимает взвод в атаку, как рвутся снаряды, как падают комья вздыбленной земли, как кричат люди, совсем юные и в возрасте: «За Родину!», «За Сталина!». Да, с такими словами они шли в бой. А еще за своих родных и близких, за своих детей. За Щетниковых, Кузмерчуков, Куликовых, Черемных…   Все это - потомки Григория. А сколько их у тех, чьи останки нашли приют, и у тех, кто еще не найден! Отстояли солдаты нашу свободу, по сути, подарили нам жизнь. И наш долг - передавать память о них последующим поколениям и отстаивать эту память, которую в последнее время так и пытаются исказить.
Ирина СИБГАТУЛИНА
Фото из семейного архива Куликовых



239-я стрелковая дивизия была сформирована в марте 1941 года на Дальнем Востоке как моторизованная, в августе 1941-го переформирована в стрелковую. В начале Великой Отечественной войны дивизия пополнила свой штат солдатами и офицерами из Новосибирска и Красноярска. Осенью 1941 года была переброшена на запад. В ноябре начала разгрузку на станции Узловая (юго-восточнее Тулы) и фактически с колес вступила в бой, приняв участие в Тульской оборонительной операции. С 22 по 25 ноября дивизия вела бои за Сталиногорск (ныне Новомосковск), расположенный в 220 км к югу от Москвы и в 60 км юго-восточнее Тулы. Попала в окружение. В конце ноября главные силы 239-й сибирской стрелковой дивизии прорвали кольцо окружения противника и вышли из него в восточном направлении, оставив тяжелое вооружение. 
рейтинг новости: 
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Опрос
Какое телевидение вы смотрите?
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter
-----
Статьи