лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Открывая древние тайны

«Под любое строительство в России проводится археологическое исследование, чтобы избежать разрушения памятников истории и культуры» - с этих слов старшего научного сотрудника института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук Александра Постнова началась наша экскурсия по раскопкам, что идут в Енисейском районе, недалеко от села Абалаково. 


Рукою мастера отмечен

Сегодня это самые крупные археологические исследования в Красноярском крае. Объём работ за сезон здесь больше того, что в Енисейске сделали за пять лет. Что же привело археологов в эти, казалось, пустые места? Да, собственно говоря, предстоящее строительство лесохимического комплекса и привело. Масштабная стройка займёт значительные площади. В 2012 году на них проведена разведка. Археологи обозначили для дальнейшей работы три памятника: «Галкина 1», «Галкина 2» и «Смородинка». Первые два расположены справа от трассы Енисейск - Красноярск, третий – на берегу Енисея. В этом году компания «Сибирский лес» профинансировала раскопки на «Галкина 1» и «Галкина 2», где строительство должно начаться уже в этом году. На третьем памятнике исследования проведут позже.


Века назад здесь протекали реки

Мы стоим на возвышенности. Оказывается, это бывшая первая терраса реки Енисей, она формировалась после ледникового периода, и поэтому находок эпохи палеолита (старше 10-12 тысяч лет) здесь нет. Чтобы установить это, археологам пришлось прокопать большие шурфы. Над описанием отложений трудится профессор из Новосибирского университета Иван Дмитриевич Зольников, геолог-четвертичник. В земляных пластах учёные видят прошедшие много веков назад катастрофические события, землетрясения например, которые существенно не повлияли на рельеф. «Но они, - поясняет наш экскурсовод, - имеют планетарный характер и глобальный, поэтому попутно изучаются». 

В соседнем секторе, он немного ниже, - комплекс находок. Учёные предполагают, что здесь когда-то был речной мыс, видимо, реки Галкиной, и этот пологий спуск использовался древними рыбаками. Вот эти два орудия – топоры-тёсла. С их помощью делали лодки-долблёнки, вынимая большие пазы в деревьях. А ещё в этом секторе собралась большая коллекция каменных грузил для рыболовных сетей. Это галька, подтёсанная под определённый диаметр-калибр по размеру сетевой ячеи. Количество и бессистемность найденных грузил позволяет предположить, что здесь стояли какие-то растяжки, на которых сушили сети, и когда сеть приходила в негодность, эти грузила просто отваливались. Так они и пролежали веками по кромке предполагаемого берега.


На чём формировалась жизнь

Шурфы, прокопанные глубже культурного слоя, вскрывают основу, на которой здесь формировалась жизнь. Отложения, которые содержат более светлый суглинок, сформировались в более сухом климате, чем те, что откладывались с эпохи средневековья. Значит, люди здесь селились. Это подтверждают найденные остатки жилищ и захоронения. Судя по всему, территория здесь осваивалась очень активно, а когда пошло размытие старицами Енисея, люди отошли на более безопасное расстояние.

Как учёные отличают мусор от артефактов, для меня – загадка. То, что я сочла бы за сор, оказывается, имеет название «выброс из жилища». А вот расчищенное погребение. Трупосожжение. Звучит жутковато… Александр Постнов ведёт нас дальше: «Это могила. Там остатки черепа вверху. Она уже разобрана. Здесь более пятидесяти находок: бусин, накладок. Она богата тем, что там куча бронзовых изделий». Каждую находку нужно расчищать отдельно. Труд этот невероятно кропотливый. Земляной слой снимается по сантиметрам, потом выбираются находки, фиксируются. Какое это время? Кажется, средневековье… 1000-1200 лет назад. Более точно возраст определят в лаборатории центра кайнозоя в Новосибирске, куда образцы отправятся после того, как на месте с ними проведут все положенные манипуляции.




Вот ещё захоронение. Прекрасно сохранившийся скелет. Рядом - наконечник копья. Ровно вдоль черепа.


 Первое, что приходит в голову – воин или охотник, которого похоронили с оружием. Специалист срисовывает внешний вид наконечника. Под впечатлением замираю у края раскопа. Прихожу в себя, догоняю моих спутников. Досадно, что-то ведь могла пропустить, не услышать… Так и есть! Они уже успели посмотреть ещё одно захоронение. Бегу туда. Под кисточками и скребками явно обозначилась округлость черепа. А это точно захоронение? Или, может быть, случайная смерть? «Это точно захоронение», - уверяют меня. А вообще, здесь нашли уже пять погребений с разной степенью сохранности. Это и могильник X-XII веков, и ритуальное погребение эпохи ранней бронзы. Рядом с одним из них – остатки жилища и развал керамики, причём керамики местной. На стенках чётко видны ряды зубно-гребенчатого штампа. По словам учёных, это очень древнее негончарное изделие. Гончарный круг гораздо позднее сюда принесли русские. Раньше люди не делили вещи на утилитарные и декоративные. Всё делали красивым, наносили орнамент. Этот рисунок для специалистов как датирующая метка. По ней и определяется время, когда древний мастер сделал этот небольшой горшочек, - ранний железный век. Для него характерен орнамент, нанесённый зубчатой гребёнкой и валиком с пальцевыми защипами.

Ещё один характерный артефакт для района «Енисей - Ангара». Это ременная нашивка. Бронза. Примерно второй век до нашей эры. Бронзовых изделий, говорят учёные, «навалом». Даже котёл есть. Бронза по составу не очень качественная, мышьяковистая, а не классическая «медь-олово». Сырья для таких изделий здесь и сейчас в достатке. 

А вот – каменный топор, классический ангарский, с «ушками». Им, привязанным к палке, рубили лёд и деревья. Ему, вероятно, шесть тысяч лет.





Технологии

Кстати, это только на первый взгляд кажется, что раскопкам чужды современные технологии. Конечно, когда две сотни человек браво откидывают лопатами землю, а ещё с десяток расчищают что-то кисточками, едва не распластавшись по дну раскопа, можно подумать, что археологи по уровню технологий недалеко ушли от предмета своего интереса. Но это не так. Вон в сторонке дрон летает. Это съёмка поверхности для прорисовки максимально точного плана, который будет отражать даже микрорельеф. А ещё в лагере (о нём чуть позже) есть палатка с загадочным названием «камералка». Там юноши и девушки с линейками и другими хитроумными приборами «колдуют» над найденными предметами, заносят полученные измерения в компьютеры, сверяют их с имеющимися в базе данных. И тут, можно сказать, в чистом поле, у них есть Интернет. Так что с современными технологиями у археологов всё в порядке.



Рабочая сила

Работают два отряда. Один сформирован Красноярской геоархеологией. Директор Данил Николаевич Лысенко здесь же, на раскопках. Второй – от института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук. Красноярцы разбиты на два подотряда. В общей сложности около трёхсот человек: из Кургана, Тобольска. Местных очень мало. В отряде Постнова всего один абалаковец, но учёный надеется, что будет больше. Каждый отряд стоит своим лагерем. 

Мы побывали в новосибирском. Дома – большие палатки с нехитрым полевым скарбом, стоят улицей. 

Впечатлила баня. С виду она больше похожа на сарай. 


Внутри – душ с горячей водой. Пробурили скважину, поставили водонагреватели – вот и удобства. Рядом - кухня. Ароматы – сказочные… Самая большая палатка – столовая. 

Несколько раз нас радушно приглашали отобедать. Жаль, время не позволило нам остаться. 

Зарплата для вольнонаёмных – подённая. Не буду называть цифру, но для наших мест вполне приличная. Кстати, здесь начинаешь понимать, почему археологические исследования стоят так дорого. Зарплаты рабочим, специалистам, питание, связь, содержание оборудования и техники. Если учесть количество работающих, то 100 миллионов, вложенных компанией «Сибирский лес» в изыскания, калькулируются без особых затруднений. 

Работы идут чётко по календарному плану, составленному вместе с заказчиком, поэтому никаких помех и задержек для строительства археологи не создают.


Копать или не копать? 

Александр Постнов говорит, что во всех развитых странах доля научных раскопок составляет меньше процента. Например, в Японии, если памятнику ничего не угрожает, археолог будет долго просить два квадратных метра для исследований. Там на государственном уровне считают, что незачем тревожить памятники: тысячу лет стояли и ещё столько же простоят, сохраннее будут. Развитые страны проводят только спасательные работы, если памятнику угрожает разрушение. В России же большое внимание уделяется научным работам, но законодательство уже подходит к тому, что в основе прироста научного   знания встанет охранно-спасательная деятельность. Сам Постнов начал работать в охранно-спасательной археологии с проекта Богучанской ГЭС и убеждён, что это самая правильная позиция для археологии – раскапывать те объекты, которым угрожает опасность. 


Клад


С виду – россыпь обломков и камушков. Тысячелетия назад древний человек положил ценные для него вещи в мешочек. Как он потерял свой клад, мы уже никогда не узнаем, но учёные видят, что это специально отобранные вещи: фрагменты заготовок, вкладыши, абразивные материалы для обработки каменных изделий. Более детально сказать пока сложно. Интересуюсь: «Можно сказать, что это орудия и средства труда?» Абсолютно точно. Часть из них – заготовки, из которых можно было сделать большой набор орудий. Это период ранней бронзы. Разделения на ремесленников, земледельцев или охотников ещё не было. Практически каждый мог обрабатывать камень. Иначе он просто не выжил бы. 

«А Вы предполагали, что находки здесь будут такими богатыми?» - спрашиваю у Александра Постнова. «Кое-какие ожидания были, - признаётся он. – Но чтобы так! Мы здесь видим очень интересную динамику событий. Полевая керамика у нас обнаружена, замки винтовые, уклады, заклады, предметов не очень много, но мы видим чётко их здесь. Причём некоторые вещи для этих районов очень редкие. 

Мы видим жилища. Они имеют определённую форму. В жилищах есть свой порядок и предметы, которые врезаны в землю. Фиксируются «плечи» жилища. Неандертальцев погребения, кроманьонцев». 


Закончить археологические работы нужно до середины октября. По их итогам будет создана 3D-модель древнего поселения, которое когда-то здесь находилось. Ещё одно белое пятно в истории наших мест будет закрашено.


Наталья СОЛОДКИНА

Фото и видео автора


Четвертичная геология — раздел геологии, изучающий четвертичную систему и соответствующий ей период истории Земли, который начался примерно 2,6 млн лет назад и продолжается до сих пор


Российское законодательство предписывает все найденные артефакты изъять, произвести их точную фиксацию и сдать в музейный фонд Российской Федерации



рейтинг новости: 
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Опрос
Вы участвуете в субботниках?
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter
-----
Статьи