лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

"Мне повезло жить и учиться в то время". Ко дню российских студенческих отрядов

17 февраля — День российских студенческих отрядов

Мне повезло жить и учиться в то время

Стройотряды в Советском Союзе были делом обычным – тысячи ребят летом становились бойцами сельскохозяйственных, педагогических, строительных и путинных отрядов. В одночасье мы превращались в проводников или строителей, собирали урожай фруктов и овощей, перерабатывали рыбу, заготавливали зерно.


Первый мой трудовой отряд связан с летом 1985 года, когда семьдесят человек из школ Енисейска отправились в Днепропетровскую область, под город Марганец. 


Груши и яблоки, черешня, вишня и абрикосы – сбор вкусного, ароматного урожая стал предметом наших трудовых будней. Такого количества фруктов, которые можно было съесть просто так, сидя на дереве, мы себе даже представить не могли! Первые дни мы даже забывали, что их нужно еще и в ящики складывать – есть ведь норма сбора на каждого бойца отряда! А обкусанных со всех сторон груш на деревьях приветливая украинская земля до нас еще никогда не видела, да и после тоже. Огурцы прямо с грядки длиной в километр хрустели как-то по-особенному вкусно, а помидоры были слаще малины! И такого ароматного, настоящего украинского борща я уже никогда больше не ела… 



Жанна Казанова и Наталья Почекутова (справа) – студенты 3 курса Лесосибирского государственного педагогического института. Бойцы отряда «Путина-89» прощаются с Сахалином

Сибирский десант


Июнь 1989 года для двухсот студентов Красноярского края запомнился не только зачетами и экзаменами, но и сборами в неизвестный, загадочный и далекий край – самый дальний уголок нашей необъятной Родины – на Сахалин. 


В нашем студенческом отряде были ребята из медицинского, политехнического, технологического, педагогического и других институтов Красноярска, а также Лесосибирского пединститута, студенткой третьего курса которого я тогда и была. Улетали мы на нескольких самолетах до Хабаровска, а оттуда - до Южно-Сахалинска. И этот перелет стал самым ярким событием на тот момент в моей жизни: несколько часов над голубой бескрайней и бездонной гладью забыть невозможно!   



Мы из ЛГПИ

Нас было 50 студентов Лесосибирского государственного педагогического института. Не скажу, что мы держались особняком, нет, но точно отличались от всех остальных. Мы были одной семьей, одним организмом. Даже командир у нас был свой, и его мы слушали беспрекословно. Именно у нашего корпуса собирались на вечерние костры не только ребята из краевых вузов, но и местные жители. А наши парни были идейными вдохновителями всех праздников и мероприятий. 



Бойцовка – твоя вторая кожа

На «профессиональном» студенческом сленге бойцовка (строевка, целинка) - форменная куртка, главное отличие и гордость любого бойца. Наши бойцовки были настоящим произведением искусства: мы их «расписали» еще до начала сезона. Якоря и рыбки, силуэт острова Сахалин, буквы ЛГПИ – все это и многое другое уместилось на курточке цвета хаки. А нашивки и значки на бойцовке – это как паспорт: год, когда ты был в студенческом отряде; вуз, в котором учишься; место, где проходил испытание на прочность и верность студенческому братству. 


И выходить за территорию отряда без бойцовки было нельзя – это как кожу с себя снять. Но мы, девчонки, когда ехали отдохнуть и погулять в Аниву, Корсаков или Южно-Сахалинск, бойцовки снимали, сворачивали их, прятали в сумки. Очень уж сильно мы выделялись на фоне коренных жителей Сахалина, и без курточек каждый без труда определял нашу принадлежность…



Легкой работы не бывает

Простой и легкой работу на рыбзаводе не назовешь: литые сапоги весом 2-3 килограмма; резиновый фартук до пола, который, намокая, весил килограмм пять и оттягивал шею; перчатки, в которых работать было неудобно, но без них – никак. И в таком обмундировании мы заступали на 12-часовую смену в цех по приему и разделке лосося.


Смена из ста человек распределялась по нескольким линиям работы.


Первая линия – на разделке рыбы. Каждое рабочее место – меньше квадратного метра, под ногами – всегда проточная вода, в руках – нож, рядом два поддона для сбора икры и молок, а сбоку – несчетное количество рыбы, которая высыпалась прямо из спецмашин. Ко всему привыкаешь, но смотреть без волнения и восторга на то, как отворяются ворота ангара, открываются люки машин и оттуда высыпаются тонны воды и лосося, я так и не научилась! Зато научилась точить ножи с помощью обычного бруска и виртуозно разделывать рыбу!


Вторая линия – мойка. Каждую потрошеную рыбу нужно было промыть. К шлангу, по которому поступала вода, была приделана ложка (чайная!), для того чтобы мыть было удобнее. И это нехитрое приспособление считалось автоматизацией труда! «Чего только не придумают эти спецы, чтобы платить меньше, - сетовали заводские рабочие, - технический прогресс, так сказать, а, по сути, как было все вручную, так и осталось!» Моешь рыбу, а потом аккуратно укладываешь в деревянный поддон.
Третья линия требовала серьезной физической подготовки: всю смену нужно было таскать ящики с аккуратно уложенной рыбой до «бассейнов», где рыбу принимали, укладывали за рядом ряд и солили. Не помню, сколько было таких «бассейнов» в цехе, кажется, шесть, но то, что каждый из них вмещал до двенадцати тонн, помню хорошо. 


Четвертой линией был икорный цех – самое «крутое» место, но по сложности труда стоявшее, пожалуй, на первом месте. «Золото», как мы называли лососевую икру, поступало сюда сразу из цеха, промывалось под проточной водой, икорные ястыки пересыпались на специальную решетку, закрепленную на возвышении и перетирались ладошками, отчего те становились грубыми и мозолистыми. Кстати, и до икорного цеха дошел технический прогресс: внешняя оболочка икорных ястыков (кишки) удалялась с решетки легким движением вилки! Спокойный и размеренный ритм работы в один миг сменялся быстрым, отточенным и рассчитанным до секунды процессом засолки икры в тузлуке и раскладкой сотен килограммов икры по сеткам в стеллажи для стока лишней жидкости. После чего начиналась по-настоящему ювелирная работа. Вся икра с нашего рыбзавода шла на экспорт, упаковывалась в небольшие деревянные бочки, внутрь которых укладывался сначала полиэтиленовый пакет, затем хлопчатобумажная ткань, затем – пергамент. Икра выкладывалась на большой стол со специальной подсветкой. А потом с помощью пинцета удалялись лопнувшие икринки, после чего икра деревянной лопаткой аккуратно сдвигалась в бочку.


Именно здесь, в икорном цехе, я впервые попробовала пельмени с лососем, узнала, что у недавно посоленной рыбы на Сахалине съедают только брюшки, а самой тушкой кормят скот.
И вообще, два эти месяца полностью изменили мои вкусовые пристрастия. Я всегда любила рыбу, предпочитаю ее мясу и сегодня. Но именно здесь я полюбила молоки, морскую капусту, морепродукты и пресервы из них, научилась готовить, солить и консервировать рыбу.



Не забывается такое никогда

Очень хорошо помню один рабочий день, а точнее, сутки… Придя с ночной смены, мы, уставшие, едва успели ополоснуться и позавтракать, улеглись на кровати, чтобы поспать буквально часа два, а потом – бегом на берег, к Анивскому взморью с горячим песком, ласковым ветром и теплой морской водой. Но буквально через несколько минут комиссар поднял всех «в ружье»: нашим сменщикам дали выходной, так как по сообщению руководства завода поставки рыбы в этот день не ожидалось. Но вне плана подошедший сейнер разрушил наши мечты на отдых на берегу и вернул в действительность – на работу! И это меньше чем через час после двенадцатичасовой смены. 


Рыбу везли и везли, машины подходили и подходили… Сказать, что мы устали, значит не сказать ничего! Руки не слушались, дрожали, ножи то и дело падали, девчонки-мойщицы стояли и тихо плакали, парни из последних сил подтаскивали поддоны с рыбой к «бассейнам», а на тачку больше двух мешков соли уже никто не клал - не было сил ее тащить. Но никто не ушел! Отстояв 22-часовую смену, мы вышли из цеха: все сделали, выдержали, ни один «хвост» не был потерян


.
Не только трудовые будни


Студенческий трудовой отряд – это один или два летних месяца. И в это время практически нет более или менее значимых и общепризнанных праздников. А праздника хочется!


Студенты – такие люди, которые если захотят, то и календарь вспять повернут, а точнее, у них свой календарь. Вот и у нас с июля по август были 23 Февраля (23 июля), Новый год (31 июля), 8 Марта (8 августа), прошли и свои Олимпийские игры. Все, что было под рукой, превращалось в декорации, элементы костюмов, спортивные снаряды. Фантазии не было предела! И каждый день – как праздник, веди мы были молоды, счастливы, свободны, полны энергии и желания жить!



Будем дружить

Нам сразу удалось найти общий язык с сотрудниками завода: мы внимательно слушали их наставления, осваивая премудрости заготовки хвостатой продукции, и уже к концу первой недели они лишь изредка проверяли нашу работу.


Очень любили нас и в местном магазинчике: поставка продуктов и предметов первой необходимости стала ежедневной. Двести человек сметали с прилавков практически все! В почтовом отделении был аншлаг почти каждый день: такого количества посылок здесь не оформляли ни до, ни после нашего приезда. Максимальный вес посылки в то время был девять килограммов. Только я отправила домой 14 посылок с консервами, конфетами, подарками. А когда по телевизору сообщили, что на Сахалине после урагана затопило ряд территорий, родители практически штурмом брали наши деканаты, пытаясь узнать судьбу своих чад. И на общем собрании отряда комиссар приказал каждому дать телеграмму домой примерно такого содержания: «Жива, здорова, берег сух, вода - в положенных границах!» Одним словом, такой выручки в маленьком поселке с теплым названием Песчанка не видели никогда!


Сложнее было с местным населением – нашими ровесниками. Они – хозяева, мы - гости, значит, порядки им устанавливать, решили они. Но мы так не считали, и как нужно принимать гостей, наши парни им объяснили очень быстро. Конфликт закончился практически не начавшись, после чего мы стали лучшими друзьями. Сильную половину нашего отряда местные обучали боевым искусствам, показывая виртуозное владение палками и нунчаками. А нас, девчонок, подкармливали деликатесами и смеялись: «Икру нужно есть ложками, а не размазывать икринки по куску хлеба».



СТО - это маленькая жизнь

Стройотряд - это маленькая жизнь длиной в одно лето. За это время ты проживаешь столько, сколько другим и за пять лет студенческой жизни не прожить! 


Сахалин – далекий, неизвестный край, точка на карте нашей необъятной Родины. Но так уж вышло, что для меня и сегодня это самое близкое и дорогое сердцу место, куда хочется вернуться, хотя бы ненадолго. Хочется увидеть тех, чьи имена и лица, к сожалению, стерло время. Но память о лучших днях юности осталась в сердце, ее не стереть.


1989 год. Тогда мы еще не знали, что буквально через два года не будет и той страны, в которой мы родились, и комсомола, который выдавал нам студенческую путевку в СТО, изменятся границы, и «перестройка» разделит жизнь на до и после. 


Тогда мы были счастливы, были готовы ехать в любую даль «за туманом и за запахом тайги» по велению комсомола и по зову сердца… 


Сегодня, вспоминая те дни, я понимаю, как мне повезло жить и учиться в то время. Повезло, что у меня был трудовой студенческий отряд – настоящие друзья, настоящее дело, настоящая жизнь…



Наталья ПОЧЕКУТОВА
Фото предоставлено автором
Получать новости газеты Енисейская правда на Email
рейтинг новости: 
  • Нравится
  • 1
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Опрос
Реклама
Мы в соцсетях
-----