лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Купаюсь в звуках родных названий и имён

Купаюсь в звуках родных названий и имён 

К 415-летию села Ярцево

В детстве, выпавшем на пятидесятые годы двадцатого столетия, я и в самых красивых мечтах не могла представить, что будет такое чудо – Интернет, и найду я в нём много родных по крови и близких по духу людей. А теперь, в веке двадцать первом, увлечённая родословием, реагирую на каждую знакомую фамилию, задаю в письме по электронной почте вопрос: «Чьи вы будете?» 


И вот: Зырянов Вячеслав, родился в 1947 году, жил в селе Ярцево. Мой ровесник! Мы же должны были учиться в одном классе. Почему не знаком? Отвечает: «Мой отец Михаил Павлович Зырянов был прокурором Ярцевского района в 1953–1957 годы. Когда район упразднили, его перевели в Дудинку на должность помощника прокурора, а затем и прокурора Таймырского округа. А в Ярцеве я действительно учился, наверное, вместе с вами: помню из класса Гену Беркетова». «Да, Гена и мой одноклассник. Но я приехала с родителями в Ярцево в 1958 году и пришла в четвертый класс». «А я из третьего класса 28 сентября 1957 года уехал со всей семьёй последним пароходом…»


Поэтому встреча, наше очное знакомство отодвинулись на 60 лет. Но воспоминаний о селе, где могли вместе расти и учиться, нам хватит, наверное, до конца жизни. Вячеслав помнит дом по улице Кирова – почти напротив нашей двухэтажной деревянной школы, «свою верхнюю квартиру в нём». Помнит многих жителей… Задаёт вопросы. И очень быстро мы выясняем, что у нас «в глубине веков» есть общая кровь. Его мама Наталья Андреевна Краснопеева, родившаяся в селе Ворогово, была правнучкой Анны Денисовны Городновой – моей двоюродной прапрабабушки, вышедшей из зимовья Тонкого в семнадцать лет в замужество за дубческо-вороговского крестьянина Гаврила Степановича Попова в 1835 году.



– Так ты мне, Слава, – очередной дядька! Уже полкласса оказались дядями и тётями с тех пор, как я занимаюсь изучением архивных документов.
А мы с бабушкой, маминой мамой, Ольгой Ивановной, урождённой Золиной, когда путешествовали на «Марии Ульяновой», то в каждом селении до второго гудка парохода гостили у родичей. У меня было ощущение, что весь Енисей заселён моими родственниками. 


И мы оба погружаемся в путешествие по полюбившемуся с детства селу Ярцево: виртуальное или многочасовое разговорное – при встречах. «Идём» в 1719 год: в Дубческой слободе – будущем селе Ворогово – живёт посадский человек Петр Игнатьевич Зырянов и бывает в Ярцевском селе. А в самом селе обосновался 65-летний Мартын Иванович Зырянов с детьми, среди которых – Марко двенадцати лет, он мне снова встретится в документах 1762 года. Федот Зырянов из Ярцевского прихода (по документам 1748 года) рекрутом служил Отечеству.




На завалинке дома по улице Кирова, 69, в селе Ярцево стоят: слева – бабушка Ольга Ивановна Золина-Краснопеева, справа – мама Наталья Андреевна Краснопеева-Зырянова (в цветном платье) и отец Михаил Павлович Зырянов. 


– Но мой прадед Иван Митрофанович Зырянов родом из более северной деревни Верещагино. 
– Да, Слава, Зыряновы почему-то постепенно перебираются на север – и добровольно, и в ссылку. Твоего прадеда я встретила в документах Верхнеимбатской церкви 1904 года как жителя деревни Ямской-Верещагино. А в Ярцеве на столетия обосновались потомки поселенца Андриана Карповича Зырянова. Он женился на Февронье Львовне, видимо, Шадриной по рождению. Выписывала по документам их детей, начиная с 1791 года, нашла пятнадцать, один из сыновей (Иван) в 1834 году по жребию ушёл в рекруты. Остальные выжившие сыновья и дочери через женитьбы породнилась с другими ярцевскими семьями, основавшими село: Высотиными, Зотиными, Шадриными. Дионисий Хрисанфович Зырянов, внук Андриана, женился по тем временам «выгодно» – на дочери священника Ильи Громова, Маргарите, которая через 30 лет значится в документах его вдовой. 
– Но потомки этих Зыряновых ведь не нашей крови?
– Надо посмотреть. Запомнил имя: Февронья Львовна? Я уверена, что она – родная сестра Ивана Львовича Шадрина – отца Галактиона Ивановича Шадрина, имя которого у ярцевских жителей до сих пор на устах. Это в его честь бурная холодная речка, впадающая в Енисей в верхней части села, названа Галактионихой. Недавно встретилось в работе первого губернатора Енисейской губернии (1823–1831 годы) Александра Петровича Степанова название речки: «Ярцовка, текущая в Енисей после реки Кас и перед рекой Сым, вниз по течению». Теперь такого названия – Ярцовка – нет на картах и в обиходе жителей. Думаю, что это нашу любимую Галактиониху так раньше называли. И в честь Галактиона Шадрина переименовали, он её исследовал, по ней в лодке ходил и, предполагали в селе, даже «сгинул в ней», но в документах помечено просто - «умер». Так вот: эта семья и другие Шадрины в давнем родстве с твоей мамой. 




1956 год. Слава, Миша Зыряновы и Володя Трухачев идут в школу


Помню, что в Ярцеве мы общались с Шадриными, я знал, что они – родня. Но в детстве ведь не вдаёшься в подробности: каким образом, через кого. А теперь каждый человек из прошлого интересен. Вот дети маминого брата Ивана Андреевича Краснопеева - Клим, Галина и Геннадий – почти постоянно жили с нами. Сначала в Туруханске, потом в Ярцеве. Мы практически были одной семьёй. Отца у них по разным причинам несколько лет не было дома, а мать Анна Иосифовна Городнова заведовала зверофермой в Суломае, на Подкаменной Тунгуске. Дети жили с нами и учились в школе. Юридически Галка Краснопеева-Литвинюк, живущая в поселке Борск под Красноярском, мне двоюродная сестра, а по жизни – родней не бывает. Мы с ней часто вспоминаем прадедов. И теперь понимаю, что многие из них связаны с нашей общей прародительницей Анной Денисовной, в том числе и сама Галя. 
– Тогда ты должен знать и родственниц Светлану и Людмилу Поповых. Они тоже городновских кровей. И шадринских! Вороговский правнук Анны Денисовны Сергей Леонтьевич Попов женился на Афанасии Алексеевне Шадриной из села Ярцево – праправнучке Галактиона Ивановича Шадрина.       
Знаю их! Они – близкие родственницы Нины Никифоровны Поповой, по мужу Матвеевой, незаурядного обаяния женщины, певуньи и заводилы всех культурных мероприятий в новосибирском Академгородке в далёком прошлом… Она – двоюродная сестра моей мамы.
– А Людмиле Сергеевне и Светлане Сергеевне она тётя, ведь Нина Никифоровна – внучка Николая Гавриловича Попова, вороговского купца, сына Анны Денисовны. Трагична судьба её отца Никифора Николаевича, как я помню. Вернулся с Первой мировой войны, а Гражданская война поделила его с родными на «белых» и «красных», «коллективизация» же погубила (умер в Ярцеве, арестованный).  
Возможно, отец мамы Андрей Васильевич Краснопеев и его брат Александр Васильевич погибли от рук колчаковцев по его вине. А мама и Нина Никифоровна всю жизнь дружили. У каждой была своя память и своя правда. Но вот они обе рядышком на фото! И я Нину Никифоровну любил, хотя все рассказы бабушки Оли о событиях Гражданской войны помнил. Сейчас мы часто общаемся с её дочкой Натальей (моей троюродной сестрой). В моём сознании живёт память о безвинно убитом деде, но нет ощущения несоответствия между враждой дедов и нашими отношениями. Но! Я всё-таки никогда не говорил о наших дедах с Натальей. В её памяти этой истории нет. 
Кстати: у тебя на стенах, Тамара, висят этюды, выполненные маслом нашим родственником, погибшем в Отечественную войну… 
– Работы Григория Ефимовича Попова, ещё одного внука Анны Денисовны, художника, ученика Дмитрия Иннокентьевича Каратанова.
– Да, имя его в нашей родне легендарное. Вспоминая его, почти всегда произносят: «Лауреат Сталинской премии…» В моей семье сохранилась фотография: он на фоне своей картины, на обороте надпись: «Это я за работой над картиной «Сталин в Курейке в период Туруханской ссылки» – результат моей командировки в Курейку в 1940 году. 24 XII 1940, г. Красноярск. Григорий Попов». Знаю, что картина хранится в Красноярском краеведческом музее.
– На фронт Григорий Ефимович ушёл добровольцем и умер от ран в августе 1942 года в Смоленской области. Родные сохранили его этюды и несколько подарили мне. Его жизнь тоже связана с Ярцево, мне рассказывала одна жительница села, что его жена Елизавета Антоновна Бондарь, акушерка, спасла ей жизнь при родах. И в Ворогове её помнят. 
– А в Ярцеве был хирург Михаил Васильевич Румянцев. Я, бывает, вспоминаю, как меня укладывает ярцевская медсестра (имя бы запомнить тогда!) на операционный стол, успокаивает, привязывает (а я норовлю ремень скинуть), маску с наркозом накладывает. А Михаил Васильевич спокойно ждёт, когда этого мальчишку можно будет резать… Что было дальше – не помню. Только ещё его руки большие проплыли надо мной… Папа говорил, что Михаил Васильевич был сослан в Ярцево за то, что немецких раненых солдат лечил…     
– А что он сначала поставил условие немецким офицерам оставить в живых всех раненых советских солдат? А что по ночам его увозили лечить партизан? 
Это я узнал позже. Как и то, что Михаил Васильевич окончил с отличием медицинский факультет Московского университета в 1911 году, военврач 2-го ранга, участник Первой мировой войны. Иногда, растираясь полотенцем после душа, смотрю на исчезающий шрам на животе и произношу про себя: «Михаил Васильевич…» И вспоминаю одновременно, как папа всегда произносил его имя нараспев, с огромным уважением и признательностью: «Михаил Васильевич – золотые руки…»
– Когда срок наказания «селом Ярцево» у него закончился, то вместо того, чтобы ему об этом сообщить и разрешить уехать в Москву или куда он захочет, его отправили работать в село Ворогово. Коллеге его и ученице Тамаре Александровне Кулаковой немало пришлось похлопотать, чтобы его вернули в Ярцево, где по заслугам оценили за годы работы его талант хирурга. Ведь сколько людей уже мне рассказывали, как он их искусно оперировал при прежнем скудном инструментарии. Представь: кишечник мужчины, распоротый конём, однажды в тазике прополоскал, вылив в таз весь запас пенициллина и стрептомицина (как рассказывала Тамара Александровна)… Спас на много лет жизни (я общаюсь с его женой Софьей Федосеевной, она всю жизнь благодарна этим двум ярцевским врачам). На больнице установлена Михаилу Васильевичу памятная доска. Это единственный врач за всю историю села, чьё имя помнят и чтут многие жители – прежние и нынешние. Вспоминают ещё Степана Васильевича Гракова, но, думаю, больше потому, что его сын Борис Степанович – выпускник Ярцевской школы – долгие годы был ректором Красноярского медицинского института, доктором медицинских наук, профессором…
Тамару Александровну я тоже помню. Она жила недалеко от нас в красивом домике. Папа её очень уважал. Помню бабьи пересуды на деревенской улице: «Она картошку в перчатках чистит!» Или: «Она для уборной из Москвы специальную бумагу привозит! Газет ей мало». Меня тогда очень заинтересовала «специальная бумага», не мог её никак представить. Как много вспоминается из пяти лет жизни в Ярцеве!
– А я прожила в нём восемь лет, и успело это село стать малой родиной.   
Да-а-а! Я снова улетел в пятидесятые годы! Как будто в долгожданную машину времени сел… Сколько имён запали в душу в короткий, да ещё и детский, период жизни в этом селе. И огромная часть этих людей, как понимаю сейчас, мои родственники! Повторю: во всех северных селениях на Енисее живут родные и знакомые люди. Конечно, мы ещё не всех вспомнили. Но я снова слышу слова, которые произносили старожилы наших деревень! Купаюсь в звуках родных названий и имён. Как хорошо, что мы узнали друг друга. Скажи: кто из нашего (будем так считать) класса живёт в Красноярске? 




Новый 1957 год. Слава Зырянов (в новогоднем костюме), брат Миша (в белой рубашке), друг и одноклассник Гена Беркетов (рядом со Славой), его сестра Таня Беркетова (в пионерском галстуке).


 – Перебрала всех в памяти, кто учился в твоём третьем классе, – одна Лида Гончар, в замужестве Зуева. Она долгие годы жила в Ярцеве, работала в больнице, несколько лет назад переехала с мужем в краевой центр. У неё три дочери, и она счастлива внуками. Так случилось, что в 1957 году не только вы уехали из села… Да и в последующие годы кто-то уезжал, кто-то приезжал. Класс обновился существенно. И многих выпускников 1966 года уже нет в живых… 
Жаль. А я храню несколько фотографий того времени. Вот мы с младшим братом Мишей и соседом Володей Трухачевым идём в сентябре в школу. Володя тоже уехал из села одновременно с нами. Кажется, отца его перевели в ИгаркуЕсть фотография класса Миши, на первой парте – улыбчивый Володя Лукин.
– Он стал, как и несколько других ярцевских мальчишек, лётчиком. Кстати, о лётчиках подробнее. Я летала с ними и помню всех, особенно Юру Мачульского, он всегда приземлял меня без «болтанки» и стресса. Но вот имя Василия Баранова я никогда в селе не слышала. А его одноклассница – ныне доктор биологических наук, профессор Аргента Антониновна Титлянова, живущая, кстати, в твоём Новосибирске (как тесен мир!) – в своей удивительной книге «Старый дневник» о ярцевском пришкольном лагере для детей погибших фронтовиков, в котором она, семнадцатилетняя, была старшей вожатой, утверждает, что имя его в книге – настоящее, что он стал лётчиком-асом, уехав из Ярцева учиться в Подмосковье-Москву. В поиске подробностей о его семье я получила ответ из Енисейского районного архива. Его семья в 1940–1943 году: «Баранов Александр Кузьмич, родился в 1885 году, с. Ярцево, рабочий; Александра Федоровна, 1892, жена; Василий Александрович, 1929, сын, 3-й класс; Лидия, 1937, дочь». Как-то эта семья не осталась в устной памяти ярцевчан. И вот узнать что-либо о Василии Баранове как лётчике из Интернета не удалось. Но Аргента Антониновна не однажды встречалась с ним во взрослой жизни. 
– А где можно найти эту книгу «Старый дневник»? 
– Дам распечатку из Интернета при встрече (она была там некоторое время размещена). Или вышлю по электронной почте. А у тебя есть прекрасная возможность попросить лично у автора. Вы же, возможно, ходите с Аргентой Антониновной по одним улицам, даже, быть может, встречаетесь в университетских коридорах (хотя вузы у вас разные).
Обязательно хочу прочесть. Ещё два имени из нашего села Ярцево! Ещё одна книга! Когда я научился читать, для меня многое было удивительным. Маленький человечек, никогда не видевший больших городов, других стран, живущий в далёком, хотя и прекрасном, селе, думает об устройстве мира, о своей гигантской стране, задаёт себе и близким массу вопросов и ищет ответы на них всю жизнь. И это я не про себя! Это – про человеческого детёныша! Жаль только, что жизнь человека так коротка…
– Но мы ещё поживём и снова встретимся. Может, даже в Ярцеве.



Вячеслав Михайлович Зырянов и супруга Ольга Владимировна Зырянова (Малецкая)


Тамара ГОРОДНОВА, член Союза журналистов России
г. Красноярск         

  
Фото из личного архива В. М. Зырянова 
Получать новости газеты Енисейская правда на Email
рейтинг новости: 
  • Нравится
  • 0
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Опрос
Реклама
Мы в соцсетях
-----