лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Духовность – основа жизни и творчества

Размышления после встречи Михаила Тарковского с участниками фестиваля «Спас на Енисее» 
Замечали, как бывает просто исказить какое-то явление и как сложно потом доказать обратное? Судя по тому, что транслируется сегодня по федеральным каналам, быть патриотом, по меньшей мере, немодно, уважительное отношение мужчины к женщине – моветон, а все беды – из-за инопланетян, которые совсем скоро захватят планету. Неведомые силы посягают и на нашу духовность, транслируя распри на религиозной почве, пропагандируя сторонних героев – спасителей мира. В общем, ничего хорошего в большинстве своем эти передачи не несут. Идет разрушающая человечество информационная война. И лишь в региональных СМИ еще горит огонь патриотизма и духовности…


  «Я ехал за красотой тайги»
Межрегиональный духовно-просветительский фестиваль «Спас на Енисее» подарил нам много встреч, одна из них - с писателем, представителем знаменитой творческой семьи, председателем фонда имени В.П. Астафьева Михаилом Тарковским.
  Оставив столицу, уже много лет он живет и творит в нашем крае. Вопрос, почему он предпочел Сибирь мегаполису, не застал его врасплох. «Конечно, я оказался в Бахте не вдруг, - начал свой рассказ Михаил Александрович. – К такому решению приходят постепенно, потому что мы меняемся изо дня в день. К тому же были и жизненные предпосылки, которые привили мне любовь к Сибири заочно. Благодаря своей бабушке Марии Ивановне Вишняковой я вырос на книгах Виктора Петровича Астафьева, Виталия Бианки, Григория Федосеева. Образы в моей голове сложились в очаровательный мир Сибири, которую я представлял по-своему, опираясь на книжные иллюстрации. Мне виделась суровая монохромная природа. Хотелось убедиться в верности своих фантазий. Но то, что увидел, приехав на Енисей, не имело ничего общего с моими представлениями. Меня встретили зеленые тальники, яркая, буйная, богатая тайга. Я всем этим просто заболел: изучал карту края, Тывы. Все больше очаровывали меня сибирские просторы. И в какой-то момент понял, что и сам я изменился: ехал за красотой тайги, а получил гораздо больше, увидев красоту человека труда. И каждый раз чувствовал себя предателем, когда возвращался в Москву. В конце концов, шаг за шагом я сделался частью этого мира, который стал для меня домом. А еще, к удивлению своему, понял, что сибиряк – это скорее состояние души. Но себя я так стал называть лишь тогда, когда отходил в тайгу в Бахте десять сезонов, испытав на себе все тяготы жизни промысловика-охотника, когда побывал в Красноярске, Шушенском, Владивостоке, когда много и долго общался со здешними людьми. А в книгах своих каждый раз пытался найти свое место как сибиряка на карте нашего Отечества».
  Теперь и я понимаю, почему, когда я нахожусь в другом городе или стране, через какое-то время меня так тянет домой; почему как в детстве радуюсь первому снегу, ослепительной чистоте его покрова и не могу жить без наших заснеженных улиц…
  «Не дать случиться забвению»
  Познакомив в детстве с творчеством Виктора Петровича Астафьева, судьба одарила Михаила Тарковского и личными встречами с сибирским писателем. Улыбки не сходили с наших лиц, когда слушали мы трогательный рассказ Михаила Александровича о том, как добирался он из Бахты в конце 90-х на Астафьевские чтения в Овсянку, как встретил его, сонного и уставшего, Виктор Петрович, как предложил стакан водки и салат из помидоров и представил своим друзьям: «Это Миша. Он у нас тут охотничает».
  Сегодня Михаил Тарковский – президент фонда имени В.П. Астафьева. «Что Вы предполагаете делать в этой должности?» - спросили его из зала. «Изо всех сил рассказывать детям о Викторе Петровиче, - ответил он. – Это важное дело, поскольку порой они не знают не только, кто такой Виктор Петрович, но и не могут вспомнить, кто такой Александр Сергеевич. Наша задача – не дать случиться этому забвению. Мы должны противостоять силам, которые стремятся уничтожить, вытоптать нашу духовную память и фальсифицировать историю. Которые стараются убедить нас в том, что мы плохие, что на Руси не было счастливого времени. Это все вранье и поклеп! (Голос писателя задрожал от негодования). Мы должны сделать все, чтобы наши дети так не думали и не шли за теми «героями», а брали пример с достойных людей, воспевающих Россию в слове, музыке, архитектуре, во всем и во все времена. А Виктор Петрович в этом смысле – большая подмога, а также Пушкин, Достоевский, Распутин, Шукшин».
  Потом рассказ Михаила Александровича перенес нас в Сростки, на Алтай. Здесь проходит Шукшинский фестиваль. И вот мы в веренице людей поднимаемся на гору Пикет, на которой сидит Василий Макарович и задумчиво смотрит на панораму окрестностей. «Алтай – Сибирь, но мягче, спокойнее, - продолжает Михаил Тарковский. – Он подарил России немало знаменитых и любимых народом людей. А во время Шукшинского фестиваля на Пикете, как говорится, яблоку негде было упасть. Гора словно живая. Захватывающее зрелище. Помнят люди Шукшина. Обязательно посетите это место», - советует Михаил Александрович. 
Да, подобные мероприятия, в том числе и творческие встречи с Тарковским, не только расширяют кругозор, обогащают эмоционально, но и дают возможность испытать чувство нашего единения. Не его ли почувствовали мы во время 400-летия нашего города? В этом и есть наша Русь, наша Сибирь. А какая связь поколений! Здесь и возрождение традиций, и дань памяти предкам!

  «Я – за деревянную лодку с мотором «Вихрь»!
  Самые жаркие споры на встрече разгорелись вокруг Интернета. 
  Как творческий человек Михаил Тарковский привел в качестве примера образ. «В молодости я ездил по Енисею на деревянной лодке с мотором «Вихрь», и на десятки километров – ни души. Разве только вертолет пролетит над этими местами. Сегодня у меня есть катер, снегоход. За считанные часы я могу добраться туда, куда раньше приходилось ехать неделю, и… десятки людей, снующих по реке. В Интернете – масса ненужной информации, а значит, бессмысленная потеря времени. Я, конечно, пользуюсь Интернетом в поисках необходимых сведений. Даже для взрослого-то человека это испытание. А дети? Считаю, в большинстве случаев он разрушает духовность. Поэтому я - за деревянную лодку с мотором «Вихрь».
Журналистское сообщество согласилось по поводу испытания, но, поскольку Интернет для нас – некий рабочий инструмент, выразило мнение, что, как и у любого явления, есть от него и вред, и польза. «В конце концов, лопатой можно убить человека, а можно вскопать землю и посадить дерево». 

  Цензура или толерантность?
  Тема встречи - «Духовность – основа жизни и творчества». «Какое отношение к ней имеет вопрос в начале текста?» - спросите вы. Как ни парадоксально прозвучит, но помощник на пути к духовности именно цензура. Михаил Александрович ответил однозначно: цензура должна быть. Не все приняли его точку зрения. Было высказано мнение, что в ответ на запреты люди, как правило, протестуют. Надо не запрещать, а объяснять, что хорошо, а что противоестественно, особенно молодежи, поскольку у взрослых людей уже сформировалось мнение, свои принципы и убеждения. На мой взгляд, цензура - быстрый и более надежный путь к духовному саморазвитию. Иногда бывает, прочитав книгу или посмотрев фильм, понимаешь, что предпочтительнее было бы вовсе не читать этого и не видеть. Как сказал Михаил Тарковский, цензура нужна, чтобы сохранить светлое, доброе, прекрасное, что должно быть в человеке. Вещей, которые не несут ничего хорошего для души, не должно быть не только с точки зрения морали и нравственности, а просто потому, что они противоречат самой природе. Однако нас стараются приучить к толерантности. Михаил Александрович дал определение этому явлению, процитировав слова одного священнослужителя: «Что такое толерантность? Это запрет на заслон». И действительно, к тому, что раньше было нельзя, сегодня учат относиться терпимее. Но я, например, никогда не буду толерантна, скажем, к однополым бракам. Одна мысль об этом вызывает приступ тошноты. И я не хочу, чтобы к этому приучали моих детей или внуков с еще неокрепшей психикой или сознанием. Это похоже на какой-то системный сбой, последствия которого нам еще предстоит оценить.
  Мы и не заметили, как выросла целая индустрия, зарабатывающая на человеческих слабостях и извращениях. Ей нет дела до наших или детских душ, ее задача - просто нажиться. Иногда в интересах целого этноса полезнее что-то тоталитарно запретить и «не чувствовать при этом вины перед тем, кто будет не согласен».
  …Я все искала ответ на вечный русский вопрос: «Что делать, особенно тогда, когда ты говоришь о высоких материях, а с экранов телевизора практически по всем каналам копаются в чужом белье?» Видимо, я повторила его вслух, потому что сидевшая рядом Ирина Васильевна Долгушина, руководитель телешколы в Красноярске, сказала:    «Жить в ладу с самим собой и работать в ладу с самим собой». А еще посещать те благословенные места, где жили и творили те, кто всегда был обеспокоен будущим своих детей и страны, кто делился светом своей души. Не предавать своих традиций, истории, быть верными им. Вот вокруг чего мы должны объединяться и что сегодня отстивать. Это то, что незыблемо. И обязательно делиться этим «взваром незыблемости», как делает это Михаил Тарковский. В самом начале встречи он подарил енисейским школам свои книги, написанные для и во имя детей.
Ирина СИБГАТУЛИНА
Фото Светланы ГЕРМАН
рейтинг новости: 
  • Нравится
  • 0
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Спас на Енисее

  • 23 авг, 09:17

Таврида-АРТ

  • 18 июл, 11:03
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Опрос
Реклама
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter
-----