лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

Призвание

Призвание




Если говорят «одно целое», то подразумевают «неделимое ни при каких обстоятельствах». Вот и этого человека просто невозможно даже представить себе без музыки, да и сам он без нее себя, конечно, не представляет. Буквально окруженный ею с самого детства, всю свою жизнь он посвятил служению музыке, обучая и других слышать, понимать и любить ее: преподавательский стаж Владислава Андреевича Котова – более 50 лет, из них 45 он проработал в Енисейской музыкальной школе.



У музыки в плену

Сам он называет это призванием, и весь его жизненный путь доказывает, что так оно и есть. Власть музыки над собой и свою тягу к ней Владислав Андреевич ощутил, будучи еще совсем мальчишкой. Рос он тогда в доме бабушки и дедушки в деревне Гнездилово, что в Ярославской области. И хоть время тяжелое было (на дворе стояли страшные сороковые),без музыки не обходился ни один день: песни народные и жить помогали, и дух укрепляли. В доме все были музыканты-любители: мама играла на балалайке и гармошке, ее братья – на гитаре и мандолине. 




Владислав с мамой Натальей Емельяновной



Мальчик все слушал да присматривался, а когда старшие уходили в поле, он, оставшись за хозяина, чтобы  прибраться или за скотиной присмотреть, тайком брал в руки то мандолину, то балалайку, то гармошку и пробовал, копировал, учился. Показывать же стеснялся – вдруг что не получится. В доме о его занятиях знать не знали. Выдал случай: на дядькиной свадьбе, когда гости на улице веселились, взял мальчик гармошку, заиграл «Вниз по Волге реке» да запел. Жених с невестой зашли, да так и оторопели: «Наташ, смотри, сын-то твой, Владька, уже на гармошке играет!»


Первые шаги, первые успехи

Первая работа у Влада появилась лет в десять, когда на школьных летних каникулах доверяли ему колхозный скот пасти. И здесь без музыки тоже не обходилось: пастушьи дудочки, рожки да свирельки делал ему из калины один из дядьев, а маленький пастушок играл день-деньской, прислушиваясь к птичьему пению. (Птичье пение и до сей поры вдохновляет его на создание   музыкальных произведений.) А еще деду помогал на покосе,  причем помогал опять же тайком, пока дед придремлет, позавтракав чем внук принесет. Рядом упряжь да косилка конная… Дед проснется, смеется: ну вот, мол, и домой пора, участок-то скошенный. Глядя на деда, с его рук научился и с деревом работать: тот бондарем в колхозе был, бочки, кадушки делал, да и столяром-плотником слыл знатным. Рано стал брать с собой внука на стройку, там мальчиком и освоены были строительно-плотницкие работы. Позже, глядя на другого мастера, познал он кузнечное дело, а затем и кровельное, и печное. В жизни сгодилось все.

Уже с младших классов занимался Владислав в школьном оркестре народных инструментов, соло на балалайке играл. Хороший оркестр был, вспоминает сейчас Владислав Андреевич, там и нотную грамоту познал глубоко, да, наверное, и к музыке прикипел окончательно. Выступали на конкурсах, первые места нередко занимали, играли дуэты и трио. Помнит, как впервые пел на конкурсе художественной самодеятельности, куда съехалось множество участников из разных городов. Жюри тогда отметило песню «Однозвучно гремит колокольчик» в исполнении юного музыканта с высоким чистым дискантом. Запомнилось и другое, более позднее выступление инструментального трио, когда зал принял за артистический розыгрыш игру музыкантов. Тогда, исполняя «Я на камушке сижу», от волнения напрочь забыв свою партию, Владислав ушел за кулисы, а следом за ним, успокаивая и уговаривая вернуться, отправился и второй выступающий. В зале – неудержимый хохот, а в руках потом – диплом первой степени. 



Выбор сделан

Десятый класс пришлось доучиваться уже в вечерней школе – нужно было зарабатывать на жизнь. Устроился помощником киномеханика, а когда настало время выбирать профессию, решил подать документы в ветеринарное училище: сказалось деревенское детство. Мама же очень хотела, чтобы единственный сын непременно стал врачом. Кто знает, как могло все быть, если бы не его величество случай…  

Когда Владислав поехал отдавать документы в ветеринарное училище, на вокзале встретил приятеля Володю, с которым частенько пели украинские и русские народные песни на два голоса, да так пели, что соседи под окном собирались послушать. Володя поехал поступать в музыкальное училище на хоровое отделение, а когда узнал, что Влад собирается поступать на ветеринара, возмутился: «Да ты что, у тебя же способности!» В общем, переманил, убедив, что если не поступит здесь, то позже можно подать документы и в ветеринарное. А потом вышло так, что сам Володя не прошел и первого тура – слишком сильная была вибрация в голосе, для пения в хоре это было недопустимо. Зато Владислав прошел и первый тур, и все последующие - одним словом, поступил. Отделения гармошки и балалайки, правда, там не было. Приемная комиссия, узнав, что молодой человек  играет еще и на баяне, прослушала его. «А почему же Вы на баян заявление не подавали?» «Так там музыкальная школа нужна, а у меня ее нет…» 

Счастливый тем, что оказался зачислен в училище, приехал молодой человек домой. С порога обрадовал маму: «Мама, поступил!» А она, конечно, попросила рассказать, как, мол, было-то все. Терпеливо выслушав  про ритмические хлопки и пение, про басню Михалкова об арбузе и про заданные аккорды, которые нужно было повторить, мама не выдержала: «А зачем, зачем все это? Ведь ты же ветеринар?» «Ой, мама, забыл тебе сказать, я же не дошел до ветеринара!» Она, конечно, зарыдала: «Растила, растила тебя, думала, человек вырастет, врачом станет, будет меня лечить! А ты что?» Однако краснеть маме не пришлось за сына никогда. И пусть не стал он вопреки ее желанию врачом, но все же лечением занимается до сегодняшнего дня, только пациенты его – музыкальные инструменты, которые настраиваются, ремонтируются, а то и оживают в его мастеровых руках. Кстати, занимается этим он в свободное от основной работы время, ведь самое главное его занятие – учить музыке детей.




Мама для Владислава всегда была человеком особым. Ей затем будут посвящены и его музыкальные произведения

 

Студенческие годы – счастливая пора для многих людей, и Владислав, конечно, не исключение. Он использовал любую возможность, чтобы учиться, впитывать, вбирать в себя все самое лучшее, что только могло тогда быть доступным в музыкальном мире. Он не пропустил ни одного концерта, с которыми приезжали в филармонию Ярославля именитые музыканты: Рихтер, Шафран, Ростропович, Гутман, квартет им. Бородина… Его рвение к музыке уже хорошо знали все сотрудники филармонии и пропускали на концерты без билета. Зато когда появилась первая возможность самостоятельно приобрести входной билет, сделал это сразу. Но и тогда на входе ему сказали: «Зачем? Мы бы Вас и так пропустили…»


В храме искусства

После успешного окончания училища Владиславу предлагали поступить в институт имени Гнесиных, уже и направление давали, да только ехать молодой человек отказался наотрез, оставлять маму было нельзя, а потому поступил на заочное отделение, однако немного погодя отозвал документы и оттуда. С этого момента своим образованием он занимается самостоятельно, не оставляя этого занятия до сих пор: большую часть в богатой личной библиотеке Владислава Андреевича занимает музыкальная литература, проштудированная им от и до. Было тогда и несколько предложений по работе, в том числе остаться в Ярославле работать во вновь создававшемся культпросветучилище. Но он выбрал другой путь: в небольшом городке Пошехонье открывалась музыкальная школа, в ней он и проработал следующие семь лет директором. То, как он руководил этой школой, как ставил ее на ноги, как приходилось «выбивать» для нее все необходимое, наверное, достойно отдельной повести. Был даже случай, когда для того, чтобы вопрос разрешился, ему пришлось буквально залезть в окно к первому секретарю горкома, когда стало ясно, что традиционным способом, в двери, не достучаться. Двухэтажное старинное здание, которое удалось тогда получить под храм искусства (так и не иначе называл Владислав Андреевич музыкальную школу), стоит в Пошехонье до сих пор, и музыка в нем по-прежнему звучит. Одним словом, позиция жизненная была активная, школа быстро оказалась на хорошем счету: в первом же выпуске шесть учеников сумели поступить в музыкальное училище. Все, казалось бы, складно, однако его жизненные убеждения никак не совпадали с передовыми идеями правящей партии, агитация которой начала принимать уже угрожающие формы. И вскоре он был вынужден купить билет на поезд, чтобы навсегда уехать в незнакомый сибирский край, «осваивать новые места», как сказал он тогда обеспокоенной маме.

Билет был куплен до Иркутска. Да только судьба вновь внесла свои поправки. Ранним утром поезд совершил резкое торможение. Владислав, узнав, что стоянка продлится шесть минут, подхватил свои вещи и вышел в незнакомом городе. 


Навстречу новой жизни

Красноярск показался ему серым и неприглядным. Первое же место, куда зашел Владислав Андреевич в поисках работы, было отделом культуры, где ему очень обрадовались: такие специалисты нужны были повсюду. На выбор предложили более 20 мест по всему региону. Закрыв глаза, ткнул пальцем в большую карту Красноярского края. Енисейск. А то, что в городе, помимо музыкальной школы, было еще несколько учреждений культуры, в том числе и народный театр, оказалось самым решающим аргументом, ведь театралом он был уже несколько лет.

Так, приехав в Енисейск в 1967 году, Владислав Андреевич поступил на работу в детскую музыкальную школу, которой было в ту пору всего десять лет. Здесь же он трудится до сих пор. Сразу по приезду открыл класс аккордеона, через десять лет – класс балалайки. Появился в школе и свой ансамбль народных инструментов, и оркестр баянистов.






 

Успешными были и выступления в народном театре, где кипела самая настоящая творческая жизнь. Владислав Андреевич и сейчас с удовольствием вспоминает все сыгранные роли, а их было более двадцати, да и лет, отданных театру, было тоже двадцать, двенадцать из которых – театру енисейскому. 






Может, так бы все и продолжалось, да только на одной из репетиций ансамбля был сорван голос. Пришлось полностью перестраиваться, привыкать жить как-то по-другому. Но преподавательскую деятельность Владислав Андреевич не оставил: где не мог сказать словами, брал инструмент и показывал ученику наглядно, учил, что называется, с рук. Так ведь он и сам когда-то многому научился с рук. 






Живя музыкой, дыша ею и слыша ее повсюду, вполне естественно, что однажды Владислав Андреевич стал трудиться и над своими собственными произведениями, причем первое из них появилось еще в школьном возрасте. Кстати, очень долгое время он никому не говорил об авторстве, подписывая этюды, мазурки и колыбельные псевдонимом – маминой фамилией. Да и стихи, которые слагает еще с юности, нечасто доходят до читателя или слушателя. Однако сольные концерты музыканта, композитора и поэта, и конечно, преподавателя Владислава Андреевича Котова – замечательная возможность ближе познакомиться с его многогранным творчеством, которое теперь уже находит продолжение в его учениках. А разве победы учеников не главный успех учителя?
Он не представляет себя без музыки, верность которой он пронес через многие годы, продолжая и сегодня любить ее, а еще - учить этому других.












Оксана ВЛАСОВА
Фото автора и из семейного архива Котовых

Ученики Владислава Андреевича! Делитесь в комментарием фотографиями, где вы запечатлены вместе с преподавателем. Все собранные снимки мы передадим Владиславу Андреевичу и в архив музыкальной школы.  

Опубликовано в № 3 "Енисейской правды" от 16.01.2014 года
рейтинг новости: 
  • Нравится
  • 0
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Опрос
Реклама
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter
-----