лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.2 бесплатно

В эпицентре "взрыва"

В эпицентре «взрыва»

Евгения Петровна Калинина… Ей и сегодня невыносимо трудно смотреть военные фильмы. Словно бикфордов шнур вдруг начинает тянутся от нее в прошлое, и огонек, который стремительно несется по нему, вспыхивает на другом конце ярким взрывом воспоминаний. Настолько ярким, что все ушедшее, казалось, на задний план, вдруг встает пред глазами четко и явственно. И снова хочется плакать от пережитого людьми горя, от мысли, что и ее, шестилетнюю девочку, с будущим связывала тогда лишь тоненькая нить, которая только чудом не оборвалась. Хочется плакать и оттого, что вместо героев фильмов представляются теперь собственные дети и внуки, а материнское горе - оно ведь самое горькое. Их тоже могло бы не быть на свете, не выживи она в голодное время, на несколько месяцев оказавшись в Ленинградской блокаде.





 Елена Паркинен с детьми. В нижнем ряду слева - Енню-Мирьям
Елена и Петр Паркинен с сыновьями
Перед войной.




Енню-Мирьям… - так ласково назвали ее, свою единственную дочь, Елена и Петр Паркинен. Но это вовсе не означало, что сыновей, а их уже было трое, в семье любили меньше. Просто Енню была девочкой. Бабушка в ней души не чаяла, а родители связывали с ней свою будущую старость. Через полтора года в семье появился еще один сын, Ялмар, и забот в доме прибавилось. Жила эта финская семья в деревне Колпино в 12 километрах от Ленинграда. Когда-то Елена и Петр были батраками, но, скопив немного денег, купили себе домик в деревне, обзавелись коровой да лошадью и зажили как все. В колхоз Петр вступать не стал, за что и поплатился в 37-м. Отправили «кулака» в соседнюю деревню, а он однажды возьми да приди в Колпино, чтобы хоть немного помочь домашним по хозяйству. Вездесущие соседи доложили «куда надо», и Петра забрали вторично. Больше его уже никто и никогда не видел. Поначалу в семье говорили, что отца отправили куда-то на лесоповал, а потом и вовсе об этом замолчали. Вскоре и бабушку забрали. Она была набожным человеком, частенько посещала местную церковь. Возможно, это и не давало покоя новой власти. Пришли за ней ночью, перевернули весь дом, забрали церковные книги и ее увели. Енню с матерью один раз приезжали к ней в тюрьму, а потом и о бабушке слух пропал.

Осталась Елена Матвеевна с пятью детьми одна. Работать ездила в город, денег едва хватало на еду. А тут война. Блокада. Уже осенью 1941 года наступил голод. 125 граммов хлеба в день на каждого иждивенца… А на сколько этот кусочек можно было растянуть? В ход пошли гнилые капустные листья, с осени оставшиеся под снегом, и жмых. Люди начали пухнуть от голода. Один за другим умерли у Елены Матвеевны старшие сыновья. Их трупы до весны вынесли в кладовку, потому что хоронить было некому. Да и не под силу это было ослабленной голодом женщине, к тому же земля промерзла так, что не продолбить. В одном доме, под одной крышей – жизнь и смерть. Все больше места для смерти, все меньше – для жизни. Вот уже и мама у Енню лежит и не встает. Тут приехала из Дубровки сестра Елены Матвеевны - Екатерина Матвеевна Кивири, словно сам Бог привел эту женщину сюда, заранее зная, что взвалит на ее плечи заботу об осиротевших детях. Вскоре в кладовке у Паркинен лежало уже четыре покойника. Смерть явно брала в этой семье верх.

Из живности в доме еще оставался черный кот, но и его не стало - соседи выпросили, чтобы избавиться от крыс и уберечь трупы своих родственников от набегов серых грызунов, но так его и не вернули. Съели.

В марте 1942 года оставшихся в селе людей эвакуировали. Их повезли в телячьих вагонах, где не было ни окон, ни дверей, в Красноярск. По дороге поезд несколько раз останавливался, чтобы люди могли вынести покойников. Их складывали штабелями вдоль железнодорожного полотна. Вот так был отмечен путь, по которому везли эвакуированных из блокадного Ленинграда. Во время одной из остановок Енню с тетей Катей вынесли и Ялмара, так что в Красноярск они приехали уже вдвоем. Оттуда их отправили в Подтесово, куда прибыло тогда много блокадников. Были среди них и финны.

Война продолжалась, поэтому и голод не отступал. Жене (здесь Енню стали звать по-русски) еще долго хотелось просто хлеба и воды, но досыта, однако впереди людей ждали и трудные послевоенные годы вплоть до 1947-го. К тому времени Женя уже окончила начальную школу, и тетя Катя отдала ее в няньки. Так и жила девочка то в одной семье, то в другой, и совершенно чужие люди становились ей родными. Со многими она до сих пор поддерживает самые теплые отношения. После трехлетнего перерыва Женя продолжила учебу, а потом еще и в вечерней школе училась. А время пришло, и замуж вышла, уж больно хороший человек позвал ее в жены. Алексей Калинин. Высокий, красивый, добрый и работящий! Ну как за такого было не пойти! Евгения Петровна и сегодня говорит: «Детства у меня не было, так хоть с замужество и детьми повезло». Приданого у нее было – один чемоданчик, зато счастья – руками не объять. Шел уже 1957-й год. Алексей Степанович работал на телефонной станции, а Евгения Петровна устроилась гардеробщицей в только что открытый Дом культуры. Вспоминает, как всем работникам ДК выдали тогда форму. Шерстяное платье, которое она получила, стоило 36 рублей, а зарплата составляла всего 30, поэтому ей несколько месяцев пришлось рассчитываться за этот наряд. Вскоре она перешла работать на электростанцию контролером щита управления, где трудилась равно 30 лет. За многолетний и добросовестный труд Евгения Петровна Калинина награждена медалью. Но, пожалуй, самой дорогой наградой стал для нее знак «Жителю блокадного Ленинграда», потому что время блокады в ее жизни оказалось самым тяжелым. «Мы пережили войну, пережили «кукурузу», и перестройку на своих плечах вынесли. Мы живучие», - улыбается она. Только одна боль до сих пор тревожит ее сердце: болит оно за детей и внуков. «Главное, чтобы у них была работа, - говорит. - Будет работа – будут деньги, будет хлеб». Не случайно, наверное, цепочка эта заканчивается словом «хлеб». В нем для нее когда-то заключалась жизнь. Ведь не будь этих 125 граммов, она оборвалась бы еще в 41-м, и не было бы никогда у семьи Паркинен продолжения.

…Огонек по бикфордову шнуру снова бежит к эпицентру будущего «взрыва»… Стоп! Хватит воспоминаний. На сегодняшний день достаточно.

Марина ЖУРАВЛЁВА
Фото автора


Получать новости газеты Енисейская правда на Email
рейтинг новости: 
  • Нравится
  • 0
КОММЕНТИРОВАТЬ
Популярный ролик
Опрос
Реклама
Мы в соцсетях
-----